Инвестиции

Александр Какаулин: «Персональный брокер сейчас отчасти психолог»

Содержание статьи:

Эксперт БКС Мир инвестиций рассказал РБК, как изменился фондовый рынок после февраля, зачем современному инвестору персональный брокер и что ждет инвестиционную отрасль в будущем.

— Давайте поговорим немного о ситуации на рынке. Как менялись настроения среди инвесторов после 24 февраля и как на это повлияли действия регуляторов?

— Инвесторы всегда подвержены эмоциям, и в первый период настроения были самыми негативными. Никто не ожидал событий 24 февраля, как и того, что рынки тогда откроются на максимальных значениях. Это, безусловно, был шок. Со временем эмоциональный фон стабилизировался, но мы и сейчас видим, что из-за информационного шума не все инвесторы ведут себя рационально.

Что касается регуляторов, они продемонстрировали колоссально своевременные действия. Во-первых, это правильное изменение ключевой процентной ставки. Во-вторых, приостановка торгов, которая спасла российский финансовый рынок: мы не увидели дальнейшего снижения значений по индексу и по бумагам. Затем регуляторы постепенно начали давать доступ к инструментам, оценивая, как реагируют инвесторы и фондовый рынок. Мне кажется, возможный рыночный шок был предотвращен на пять с плюсом.

— Как поменялись портфели инвесторов?

— До февраля в портфель состоятельного инвестора в основном входили акции и еврооблигации иностранных компаний, поскольку российские давали меньшую доходность. Доля валютных инструментов была подавляющей — около 70%. Сейчас многие столкнулись с тем, что часть активов заморожена, существенно выросли инфраструктурные риски. Мы видим увеличение интереса к акциям российских компаний и к покупке корпоративных и суверенных еврооблигаций РФ.

— Могут ли снова закрыть торги на бирже? Как в таком случае вести себя инвестору и может ли тут помочь персональный брокер?

— Я не думаю, что это повторится. На тот период мера была вынужденной. В текущих условиях рынок уже адаптируется под новые реалии, и я не вижу предпосылок, чтобы мы снова оказались в ситуации с закрытыми торгами.

Но даже в текущих условиях многие активы заблокированы и по ним нельзя совершить операции. И тут персональный брокер стал для инвестора не только инвестиционным советником, но и отчасти психологом. Клиенту важно услышать комментарий относительно того, что вообще происходит. Пусть это будет небольшая новость, которая успокоит инвестора и даст ему почувствовать себя менее напряженно, чем в условиях абсолютной неизвестности. Понятно, что по инструментам, которыми можно торговать, мы даем практические рекомендации — как и что делать в соответствии с клиентским риск-профилем и финансовыми целями. А по тем инструментам, по которым нет торгов, мы даем детальные разъяснения от депозитариев. То есть ту информацию, которая поможет обрести спокойствие.

— Что входит в обязанности персонального брокера?

— На первом этапе при знакомстве брокер подробно рассматривает специфику инвестирования клиента, риски, помогает определить либо скорректировать финансовые цели, определяет горизонт инвестирования. Затем происходит формирование портфеля ценных бумаг. В основе — жесткий инвестиционный процесс, который включает в себя отбор и исключение эмитентов с высоким уровнем риска. То есть мы их отсеиваем на этапе составления рекомендаций.

Весь анализ новостей и подборку рекомендаций брокер берет на себя, а до клиента доводит только ключевые выводы, тем самым освобождая ему до 95% времени.

— Может ли брокер защитить инвестора от потери денег?

— Конечно. Его задача — в условиях неопределенности или высокой турбулентности давать профессиональные рекомендации без эмоционального фона. Зачастую инвесторам сложно сделать это самостоятельно, поскольку у человека есть две крайности — страх и жадность. Очень важно совладать с ними, когда рынок падает, иначе эмоции могут не дать принять правильное решение. Задача брокера — быть объективным экспертом. Я часто сравниваю персональных брокеров с врачами и тренерами — нам нужно делать свое дело в соответствии с рациональным подходом, а не общественными волнениями.

— На основе каких данных брокер предлагает клиенту стратегию инвестиций? Какими компетенциями нужно для этого обладать?

— Персональные брокеры — это люди с высокими личными компетенциями. Они уже давно в отрасли, много внимания уделяют внутреннему и внешнему обучению. Например, более 30% сотрудников нашего департамента сертифицированы и соответствуют лучшим международным инвестиционным практикам в части управления портфелем, имеют сертификаты международного уровня — CFA и ICAWM.

Их инвестподход базируется на анализе качественной аналитики, которую предоставляют эксперты нашей компании и ведущие мировые инвестиционно-аналитические дома.

— Кажется, что финансовая грамотность населения в целом растет. Почему инвесторы, сами разбираясь в этой сфере, делают выбор в пользу персональных брокеров?

— Полностью согласен, уровень финансовой грамотности вырос. И ниша инвестиционного консалтинга от этого только выиграла, так как наши клиенты становятся более осведомленными об альтернативных способах вложений.

Если посмотреть на горизонт последних пяти лет, уровень задаваемых инвесторами вопросов существенно вырос. Раньше клиенты спрашивали, что купить и продать, — тривиальных рекомендаций с конкретными шагами было достаточно. Сегодня они все больше интересуются деталями, начинают приводить примеры и сравнения мультипликаторов.

Умение грамотно распоряжаться деньгами, растущий интерес к инвестированию, а также приток частных инвесторов на фондовый рынок, — все это говорит об общем повышении уровня финансовых знаний в стране.

— Стали ли клиенты чаще обращаться к услугам персональных брокеров из-за кризиса?

В неспокойные времена запрос на профессиональную консультацию всегда значительно растет, так как клиенты хотят понимать, что происходит в экономике и финансах. Есть потребность разобраться, что будет с конкретными финансовыми инструментами или портфелем и что делать дальше. Для новичков персональные брокеры полезны тем, что помогают избежать типичных ошибок, с которыми сталкивается большинство. А для искушенных инвесторов они — эксперты, которые дают второе независимое мнение, альтернативный взгляд на ситуацию. Многие клиенты не хотят оставаться один на один с рынком.

— Какие перемены в целом ждут инвестиционную отрасль в ближайшие годы?

— Во-первых, спрос на иностранные бумаги постепенно снижается, и инвесторы переориентируются на российские активы. С другой стороны, возникает интерес к альтернативным рынкам, в частности к азиатским. К слову говоря, в самое ближайшее время в числе первых брокеров мы предоставим нашим клиентам доступ к ценным бумагам ведущих гонконгских и китайских компаний с первичным листингом на Гонконгской бирже.

Во-вторых, клиенты стали более внимательны к инфраструктурной составляющей. Раньше основные запросы при выборе брокера касались технологических решений, например, стабильности мобильного приложения для инвестиций. Сейчас инвесторы стали больше обращать внимание на то, в какой юрисдикции зарегистрирован брокер, какие у него лицензии, с каким депозитарием он работает. Также стало важным наличие офисов в городах присутствия, возможность прийти и пообщаться со специалистом вживую. Компании, которые работали только онлайн, сталкиваются с сокращением клиентского интереса.

Но ключевым является следующее обстоятельство — клиенты планируют продолжать работу на фондовом рынке, хоть и столкнулись с негативным влиянием последних событий на свои портфели. Месяц тому назад мы провели опрос среди инвесторов, и никто не сказал, что закрыл для себя фондовый рынок. Люди хотят вернуться на него в прежних объемах. Только теперь мы видим на рынке еще более опытных, понимающих и осмотрительных инвесторов. Вместо вчерашнего инвестора, спекулировавшего через зарегистрированного в офшоре брокера, придет более вдумчивый и осторожный клиент. Именно повышенная осторожность диктует высокий спрос на персонального брокера.

Еще хочется отметить проблемы с получением западного финансирования. На мой взгляд, это подтолкнет многие компании к выходу на публичный российский рынок капитала. В 2021 году мы видели выход на биржу «Совкомфлота», Fix Price, HeadHunter, «Ренессанс Страхования» — нет сомнения, что этот список будет пополняться новыми именами. Сейчас, может быть, не время, но постепенно мы адаптируемся к новым условиям. Инвестиционная отрасль будет развиваться как вширь за счет роста количества эмитентов и ликвидности рынка, так и вглубь за счет роста числа опытных квалифицированных инвесторов.

— Что ждет российский фондовый рынок?

— Уверен, что российский фондовый рынок ждет восстановление к уровням 2021 года и достижение новых максимумов. Безусловно, не в ближайшей перспективе, но тренд направлен на рост. Если посмотреть историю, за последние 30 лет наша экономика продемонстрировала умение приспосабливаться к любым изменениям вне зависимости от степени негатива: вспомните дефолт 1998 года, кризис 2008 года и пандемию 2020 года. Думаю, что нынешний кризис — это очередной этап. Мы адаптируемся под текущие условия и найдем способ продолжить рост.

Источник: РБК Тренды

По материалам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»